1998 год

Международная обществено-научная конференция 
«Искусство как способ познания»

 

Обзор конференции

 

Академик Людмила Шапошникова 

Генеральный директор Музея имени Н.К. Рериха, первый вице-президент МЦР (Москва)

 

Тернистый путь Красоты

 

<…> Спектр понимания и восприятия Красоты в нашем плотном мире огромен и беспределен. Каждый индивидуум имеет свой мир Красоты (если, конечно, имеет). Красота, в ее истинном понимании, представляет собой тонкую и высоковибрационную энергетику и является не только важнейшим фактором в эволюции человечества, но и олицетворяет собой творческую силу в космосе как таковом. <…> Красота, заключая в себе гармонию энергетики, превращает хаос в Космос на всех уровнях, начиная от миров различных состояний материи и кончая духом человека, который она одаривает способностью создавать самое главное в его жизни – культуру, существование которой без Красоты невозможно. <…>

 

Невидимые миры пронизывают наше плотное пространство и составляют вместе с последним одно энергетическое целое. Взаимодействие плотного мира с мирами иного состояния материи составляет содержание энергоинформационного обмена, идущего в Космосе. Ни одно явление нашей жизни не может быть правильно рассмотрено вне связи с этим взаимодействием, ни одно устроение нашего Бытия не может полноценно существовать без осознания нами Инобытия.

 

«Высочайшие подъемы духовного творчества, – писал выдающийся философ Н.А. Бердяев, – связаны были с признанием существования иного мира, независимо от того, в какой форме это признавалось. Исключительная посюсторонность делает жизнь плоской. Замкнутость в имманентном круге этого мира есть закрепление конечности, закрытие бесконечности. Но творческий акт человеческого духа есть устремление к бесконечности, к трансцендентному, которое парадоксально должно быть признано имманентным». <…>

 

Подлинное искусство всегда эволюционно. Его родовая связь с Высшим и Невидимым обуславливает его опережающий характер. Поэтому Духовные революции начинаются с нового мироощущения прежде всего в искусстве, с нового понимания явления Красоты. Духовная революция XX века в России – яркий этому пример.

 

«Через искусство имеет Свет», – сказано в Живой Этике. Это прекрасно осознавали выдающиеся мыслители и творцы.

«В искусстве наша внутренняя сущность шлет свой ответ наивысшему, который себя являет нам в мире беспредельной красоты, поверх бесцветного мира фактов», – писал Рабиндранат Тагор.

 

«Искусство же есть подражание великому: в нем земля подражает небу», – отметил А.Блок.

 

«Тот человек, который не обладает способностью чувствовать Красоту и величие Искусства, не может быть истинно религиозным», – утверждал Вивекананда.

 

Через подлинное искусство, живущее по законам Красоты, энергетика Высших миров в процессе энергообмена вливается в плотные формы земного мира. <…>

 

Художник не должен изображать иной мир, как подобие нашего. Через наш плотный мир он показывает то невидимое, которое в произведении подлинного искусства как бы просвечивает через нашу плотную материю, освещая ее изнутри таинственным, неуловимым светом инобытия. Подлинный художник дает возможность увидеть или почувствовать такой свет – свет тайны и духотворения – в земных плотных образах, созданных им.

 

Этот блеск нельзя ощутить или измерить земной мерой, ибо его измерение иное. Именно он придает земным художественным формам то призрачно-мягкое очарование, ту восхищающую нас неповторимость и ту магнетическую привлекательность, которые присущи произведениям истинного искусства. <…>

 

Великие произведения искусства своей энергетикой способствуют восхождению земного человечества, так же как и Учения, философские системы и деятельность великих Духов. Эти произведения, будь то картины, стихи, музыкальные творения, труды великих писателей и скульпторов, – все они как бы указывают стремящимся ту тропу, по которой идут на Вершины, к иной реальности. Вот в этом и заключается та «действенность художества», о которой пишет Вячеслав Иванов и которая через инволюцию собственную раскрывает врата в эволюцию другим, принося свою космическую жертву во имя земного человечества. <…>

Только жертвенное искусство несет в себе ту высшую реальность, энергетика которой необходима для эволюции плотного мира. Эта высшая реальность с особой силой проявляется в иконописном искусстве, особенно в ранних русских иконах. Иконы, созданные в активном взаимодействии с Высшим, играют как бы роль посредника между нашим миром и этим Высшим. <…>

Несмотря на все трудности, через которые проходит Россия, Духовная революция тем не менее вновь расправляет свои крылья.

 

Вновь оживают ее бесценные сокровища и накопления. Они входят в нашу жизнь непреходящей Красотой искусства, нетленностью человеческой мысли, наследиями великих наших соотечественников – носителей эволюционных заветов, опережавших свое время. И новая Красота, ростки которой были грубо затоптаны, начинает давать знать о себе. Она возникает на полотнах художников, которых мы сейчас называем космистами. Там горят краски иных миров. Это та Красота, которая идет на землю из инобытия, минуя символы, неся нам формы и краски иных измерений. Они идут через внутренний мир одаренных творцов, чтобы здесь, на земле утвердить новую красоту прямого взаимодействия духа художника с иными мирами. Меняется измерение земной Красоты. Меняется ее энергетика. С полотен подлинных художников идет на нас духовный луч четвертого измерения – психической энергии. <…>

 

 

Ю.Н. Рангс 
кандидат искусствоведения, профессор (Москва)

 

Музыка как выражение высшего смысла Бытия: 
художественное восприятие музыки и наука о ней

 

Известно, что социальные, а точнее, эстетические и художественные функции музыки весьма разнообразны. Это – красота и наслаждение красотой, это – выражение высокой нравственности; развлечение, лечение, активизация или снятие напряжения, художественное воспитание (особенно детей); музыка дает нам информацию для познания действительности и многое другое. Но наивысшей ее функцией является способность направить человека к Божественному началу, к высокой духовности.

Из всего этого богатства проявлений музыки нас интересует именно ее духовное содержание и попытки его осмысления не только в теории музыки, но и в художественной практике. <…>

То, что мы называем высоким искусством, – на самом деле очень тонкий (но необычайно мощный по силе воздействия) слой, занимающий умы и души сравнительно малого количества людей. Говоря так, мы тем самым невольно признаем, что почти вся музыка (процентов на 99) – бездуховна. В соответствии с этим суждением, большинство композиторов и исполнителей автоматически переводится нами в разряд людей с очень низким художественным вкусом; к тому же мы тем самым признаем, что большинство слушателей или ничего не знает о шедеврах, или считает, что в них ничего интересного для них нет. Это – печальная картина, и она создана не Богом, а самими людьми. <…>

Для музыканта и для истинного любителя музыки обращение к высокодуховной музыке – это путь в Храм духовности. Но путь в Храм не прост. Как чтение молитвы не ведет обязательно к исполнению просимого, так и слушание церковной музыки еще не гарантирует автоматического одухотворения личности (я здесь обращаюсь к «Сборнику поучений Святых отцов и опытных ея (молитвы) делателей» – к книге «Умное делание: о молитве Иисусовой»). Нужна настроенность на восприятие духовности. <...>

 

 

А.В. Стеценко (Москва)

 

Знание есть искусство

 

<…> Каждое произведение, в известной степени, является экраном, на котором отображаются образы иных миров, уловленные сознанием человека-творца. Но поскольку человек – владыка своего микрокосма, то здесь вступает в силу закон соответствия: подобное притягивает подобное. С.В. Рахманинов по этому поводу говорил, что слушатель музыки должен быть соответственно подготовленным. Другими словами: сознание человека видит и слышит только то, что хочет и может слышать и видеть. <…>

Задолго до нашего смутного времени в энергетическом поле искусства лучшими его творцами производилась величайшая работа – творение и накопление Культуры Духа. Невидимые Силы Высших Миров заботливо пополняли духовную сокровищницу нашей культуры, зная о том, как сильно она нам будет нужна для возрождения нашего духа.

Достаточно вспомнить Достоевского и Толстого, Рерихов, Рахманинова и Скрябина и многих, многих других. Сотворцы Света, кто-то в большей степени, кто-то в меньшей, были объединены одним призывом – к творчеству Красоты. Но зрячие не увидели, а имеющие уши – не услышали. Как не увидели и не услышали ранее данные произведения высокого искусства: древние Веды, Учение Будды, Красоту Мысли Платона, Заветы Христа и многие другие творения Великих Учителей. <…>

Мы знаем из учения Живой Этики, что одной из главных задач эволюции является преображение самого человека, его внутреннего мира. И величайшая роль в этом принадлежит искусству. Только в энергетическом поле Красоты человек может получить те знания, сила которых позволит ему вырваться из замкнутого круга обыденности и устремиться к Свету действительности.

 

 

В.В. Фролов 
доктор философских наук, профессор (Королев)

 

Осознание Красоты как путь 
постижения человеком красоты тонких миров

 

<…> Между тем в Живой Этике, выступающей квинтэссенцией всех духовных знаний человечества, проблема взаимодействия человека с Высшим, с Иерархией Светлых Сил Космоса является центральной. Это Учение раскрывает различные ее грани. Одна из них заключается в обосновании объективной необходимости осознания человеком красоты мира земного и миров тонких. Все беды человека и человечества в целом порождаются забвением красоты бытия или ослаблением внимания к ней. В красоте природы, красоте человеческих мыслей и чувств, красоте произведений искусства конденсируется огненная энергия, так необходимая человеку для его духовного совершенствования. Аккумулирование человеком этой энергии усиливает его связь с Тонкими Мирами, открывает перед ним возможности постижения красоты этих миров и одновременно предоставляет неисчерпаемый источник огненной энергии. Поэтому его энергетическая связь с Тонкими Мирами через осознание красоты бытия может спасти и самого человека, и весь земной мир. <…>

 

 

Т.П. Григорьева 
доктор философских наук (Москва)

 

Красота небытия в искусстве японцев

 

<…> Для японцев Красота изначальна: Красота есть Истина и Истина есть Красота. Мастер не творит Красоту – она уже есть, он ее прозревает в самых обыденных вещах, потому что самые обыденные вещи имеют свою душу-кокоро и эта душа может перекликаться с душой поэта. Поэт Фудзивара Тэйка говорил, что в танка даже безобразное становится прекрасным. Когда нечто становится предметом поэзии, оно преображается духом Красоты. Это людям может казаться что-то красивым, что-то безобразным; для бога Красоты все прекрасно. Все, что явлено, явлено не случайно, явлено из мира таинственно-прекрасного, нужно лишь уметь увидеть и неброскую красоту. Мы можем не замечать красоту какого-нибудь маленького первоцвета, случайно наступить на него, загубить душу цветка. Японцы за века научились замечать красоту незаметного, благоговеть перед нераскрывшейся почкой, бутоном, ощущать его скрытую жизнь. <…>

Переживший озарение уже иначе смотрит на мир, ему все становится близким, он способен видеть вещи как есть, в их первозданности. И в этом конечная цель искусства: войти в состояние сопереживания, соучастия, очистить сознание от наносного, чтобы увидеть мир и каждую его малость в ее «таковости», уникальности, неслучайности. И приходит ощущение всеединства: каждая вещь, каждый человек неповторим, и потому един со всеми, соборен. Единичное, достигшее полноты, становится единым со всеми сущностями, ибо, достигая полноты, совершенства, достигает свободы. А без свободы ничто состояться не может. <...> 

 

Н.А. Шевченко 
старший научный сотрудник Государственного центра 
театральных исследований им. Леся Курбаса (Киев)

 

Духовная реальность и театральная иллюзия


Традиция и понятие новой мистериальности в театральном искусстве

Тот вид мирского искусства, который мы знаем как театр: коробка сцены – репертуар – аплодисменты, на самом деле, только маленькая видимая часть многоярусной пирамиды, внутреннее мистическое пространство которой сокрыто от глаз случайных зрителей. <…>

Говорить о театре как способе познания инобытия, чрезвычайно интересно и сложно, в силу того что театр многомерен и уходит своими корнями в мистериальное действо, соприкасается с неизреченной тайной, с сокровенным переживанием знания через действие.

Между древними мистериями посвящения человека в высшее знание связи с Беспредельностью и современным театром, на первый взгляд, лежит непреодолимая пропасть: тысячелетиями человеческое сознание погружалось в лабиринты феноменального мира, в которых человек отождествлял себя со множеством миражей и забывал способы выявления действительности. И театр становился тем местом представления, которое, казалось, уже не помогало избавляться от иллюзий, ибо театр во многом творил их сам. <...> 

 

На главную

 

 

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now